Упала самооценка — притворитесь «восточной женщиной»

0

У меня есть несколько знакомых женщин — да чего там знакомых, прямо скажем, подруг, — которые в трудную минуту прикидываются «покорными восточными женщинами». И чем ниже их самооценка, тем старательнее они притворяются.

Возьмем, например, мою подругу и однокурсницу Наташу. Я ее знаю давно и хорошо. Прихожу к ней недавно в гости, как раз время ужина. Садимся мы за стол, я и ее муж Алексей. Алексей бросает жене довольно грубым тоном: «Давай, Наташа, метнись, тарелки поменяй, а то эти какие-то не праздничные». Наташа кивает и бежит менять всем тарелки. «А чай заваривать ты не умеешь, что ли?» — продолжает Алексей в том же духе, и жена с милой улыбкой, ни слова не говоря, спешит наливать новую заварку. Если Наташа приходит ко мне в гости, то старается сидеть недолго, чтобы не дожидаться, пока Алексей позвонит и потребует ее домой. «Он у меня строгий», — объясняет она его поведение.

Три фразы, которые должна выучить каждая девочка

Иногда она засиживается, и Алексей звонит-таки и требует. Наташа спешно собирается и едет домой. Алексей — муж-командир, который раздает ей, слабой женщине, указания. На самом деле это все сплошное вранье. Алексей — алкоголик, и уже много лет он ничего не решает ни в их общем бизнесе, ни в семье. Он и в офис давно не ходит.

Наташа их некогда общей конторой руководит сама. И еще всю домашнюю работу, даже ту, которая условно считается мужской, типа переноса тяжестей, ремонта и обслуживания машины — все это тоже либо делает сама, своими наманикюренными ручками, либо вызывает мастеров или грузчиков.

«Восточная женщина» — Наташина норка, в которую она прячется от неприятной правды, которую не в силах изменить

Когда она вывозит Алексея на отдых за границу, он обязательно напивается, чудит, пропадает, его забирает тамошняя полиция. Иногда его ссаживают с поезда, а иногда не пускают в самолет. Их отпуск обычно полон экзотических дорогостоящих приключений, в основном связанных с тем, что она его выкупает, вызволяет и доставляет домой. Не посвященным в детали людям Наташа рассказывает, что отпуск был дорогим и Алексей все круто организовал и оплатил. Алексей хмуро смотрит, и непосвященные верят.

В общем, суровый «муж-домостроевец» или «восточный мужчина» — это декорация, которую Наташа сама построила и сама призывает всех в нее поверить. Зачем она это делает? Думаю, я знаю, зачем. Мне кажется, «восточная женщина» — Наташина норка, в которую она прячется от неприятной правды, которую не в силах изменить. Почему норка именно такая, я не знаю.

Но вот вам еще один пример. Ксения, тоже моя близкая знакомая, уже 15 лет вместе с Анатолием, у них ребенок. Толя и Ксюша — отличные ребята, все всегда делали вместе. Вместе ходили в многодневные походы, один раз даже на два месяца на Алтай, планируя каждую копейку, каждую ночевку и каждые сто грамм еды. Это было их большое совместное приключение. Можно сказать, что следующим большим совместным приключением стала ипотека. Не так увлекательно, как поход, но дольше и труднее.

Толя и Ксюша — такие муж и жена, которые всегда были одной командой. Трудные периоды они всегда преодолевали стойко и держась за руки. И вдруг, родив ребенка, Ксюша осознала, что как музыкант она не состоялась, ее мечты о большой музыкальной карьере (она пианистка) разбились о работу аккомпаниатором. И она нашла себе новое призвание: состояться как мать. Для этого ей нужно всю себя посвятить домохозяйству, на работу не выходить, а Толика объявить отцом-кормильцем и союз с мужем-партнером быстро перефоматировать в отношения «он все сам решит».

Трансформации с Ксений начали происходить стремительно. Звоню ей недавно.

— Ксюш, как дела, какие планы?

— Да вот, собираемся в Таиланд.

— Круто! И сколько стоит путевка в разгар сезона?

— Я не знаю, Толик все решит.

Опа, что я слышу: и это Ксения — мастер экономии, Ксения, которая контролирует каждую семейную копейку. Я знаю, что с деньгами у них сейчас туго, Толику задерживают зарплату. Спрашиваю:

— Как же вы живете? Как хватает на ипотеку, на садик?

— У Толика есть какая-то заначка.

— Ее хватит?

— Понятия не имею, я даже не знаю, сколько там.

— А ты знаешь хотя бы, сколько он зарабатывает?

— Нет, — отвечает мне Ксюша скучающим голосом.

У Ксении есть только один способ остаться дома — сидеть с ребенком и чувствовать себя профессионалом, Профессиональной Матерью и Женой

От этого разговора и от самой Ксении веет жуткой фальшью. Кстати, муж пока не догадывается о том, что она теперь «восточная женщина», и интересуется у нее, как она будет успевать завозить сына в садик, когда выйдет на работу, и предлагает распланировать будущий бюджет.

У Ксении есть только один способ остаться дома — сидеть с ребенком и чувствовать себя профессионалом, Профессиональной Матерью и Женой, потому что карьера ее не состоялась. Для этого осталась мелочь — убедить мужа, что он теперь Восточный Мужчина, способный содержать жен и детей, сколько бы их ни было, невзирая на задержки зарплаты и ипотеку, а также на то, что предыдущие 15 лет они жили совсем по-другому.

Кстати, моя однокурсница Наташа все-таки бросила своего «декоративного» Алексея, и теперь у нее новый парень, на 15 лет моложе ее. В нем, себе и их отношениях она совершенно не уверена, и поэтому снова убегает в свою норку «закрепощенная женщина Востока».

— Ну что, Наташ, сходим вечером в кафе?

— Нет, я больше никуда не хожу, мой мужчина не разрешает. Он хочет, чтобы я вечером была дома и ждала его.

А что вы думаете об этом феномене? Роль «восточной женщины» срабатывает как защита?